А что за стеной?

В одном доме жили десять человек. Там было всё, что необходимо для жизни, но не было окон. Из дома никто и никогда не выходил с самого рождения, поэтому считалось, что за пределами стен ничего нет.

Один любопытный по имени Ботан приставал ко всем с расспросами: что и как? Также он замечал двери в доме, но значения их не знал.

Другого звали Консервант. И он говорил Ботану, что за стенами ничего нет. Да и жизнь проста. Вот стулья, стол, диван. Ходи, ешь, играй в шахматы.

Ботану от этого становилось немного скучно. Ему хотелось знать предназначение дверей. И своё тоже.

— Наше предназначение – играть в шахматы и придумывать другие игры! – важно заявлял Консервант.

Третьего звали Светлячок, так как он мало ел, и многим казалось, что он светится в темноте.

Светлячок, недолго думая, вышел через дверь, что была у него в комнате. За ней он увидел фруктовый сад. Попробовал фрукты и понял, что они вкуснее той еды, что была в доме.

Набрав корзинку персиков, Светлячок с одуванчиком в волосах, вернулся домой. Его как-то сразу все стали избегать. И пока он бегал за всеми из комнаты в комнату одуванчик успел завянуть, а персики сам Светлячок и съел.

Светлячок ещё некоторое время кричал в спину убегавших жильцов, что за дверью фруктовый рай, но мало кто его слушал.

Четвёртого жильца звали Фантик, потому что он очень любил фантазировать.

Фантик вышел через дверь в своей комнате и увидел дорогу и много машин катившихся по ней.

Вернувшись в дом, он рассказал Консерватору, что за дверью много механизмов и там немного страшно.

Консерватор сказал, что механизмы быть могут (чисто теоретически), но шахматы интереснее.

И всё-таки Фантика считали фантазёром (даже Светлячок, потому что он видел фруктовые сады).

Но в одном Светлячок и Фантик были заодно – это то, что кроме дома, в котором они живут, есть что-то ещё.

Пятого звали Рома. Может потому что он был романтиком. Наслушавшись историй Светлячка и Фантика, Рома вышел через третью дверь.

Он оказался на берегу залива, который впадал в океан. Бескрайние просторы потрясли Рому до глубины души. Он начал звать друзей, и только Светлячок пришёл на его зов.

Оба они бегали по берегу и махали руками. Затем, Светлячок сводил Рому во фруктовый сад. Сначала через свою дверь, а потом и через улицу.

Забор отгораживал от них дорогу, поэтому её они не могли видеть.

Уверенные, что есть океан и фруктовый сад, друзья вернулись в дом и начали рассказывать какой мир на самом деле.

Фантик не верил, что мир такой. Он кричал, что кругом машины.

А Рома говорил о чайках и солёном ветре.

Заодно, Рома как бы между прочем отмечал, что и фруктовый сад существует и одно другому не противоречит, а даже дополняет.

Светлячок утвердительно кивал.

Шестого звали Петя. Он вышел из дома через дверь, что открыл Фантик и не вернулся. Петя сел в первую же машину и уехал в другой город. Там он потерялся среди толпы людей. После исчезновения Пети, в доме как-то стало жутковато. Куда он пропал и где сейчас никто не знал.

Петя  же открыл для себя целый мир.

В доме был траур несколько дней. И каждый представлял, по-своему случившееся.

Консерватор вообще был уверен, что Петя просто исчез. То есть перестал существовать.

Фантик думал, что Петю съели механизмы, которые он видел на дороге.

Рома и Светлячок придумывали историю, как Петя ушёл в бескрайние просторы океана.

Об этом океане они  любили рассказывать много и долго.

Седьмого звали Боря. Он, через люк на крыше, выглянул наружу.

Боря увидел огромные куски ваты, которые плыли в синем океане.

Вернувшись, он взахлёб рассказывал всем, что Светлячок с Ромой правы и океан существует! Только в нём парят огромные куски ваты и летают птицы. А берегов там нет. И фруктового сада, тоже не видел.

Чтобы хоть как-то найти точки соприкосновения, Рома поддакивал Боре. Наконец-то они могут говорить о чём-то общем!

Таким образом, Рома мог теперь общаться с Борей на одну тему, а со Светлячком на другую. При этом он понимал, что Светлячок и Боря не найдут общий язык, так как Светлячок очень любил свой фруктовый сад.

К слову сказать, чтобы выйти через дверь определённого жильца, нужно пройти через его комнату. А каждому нравилось жить в своей комнате, и не хотелось заглядывать к соседу, потому что если там окажется лучше, то придётся что-то менять в своей.

Восьмой не выходя из дома, знал об устройстве мира, но никому не говорил. Жильцы даже не знали, как его звать. Он посмеивался над всеми, подшучивал и старался все двери держать закрытыми. Чаще всего он был на кухне и готовил еду.

Девятый писал рассказы. Ему нравилось создавать что-то кроме этого дома. Звали его Творец. Он писал рассказы о круглом шаре в невесомости, об огненной печи в пустоте. Придумывал названия этим шарам и называл их «планетами». Потом он начал писать о скоплении галактик, о «звёздах», которыми он называл огненные печи. Вообще у Творца было столько дел, что он целыми днями только и сидел, что записывал свои рассказы.

Десятого звали… А впрочем, не важно! Он общался со всеми, изучал рассказы Творца, слушал Фантика, Светлячка и Рому, наблюдал за действиями восьмого. Затем он собрал в рюкзак кое-какие вещи и вышел, через дверь в своей комнате.

Десятый увидел забор, дорогу с машинами и небо над головой. Перелез через забор и увидел океан, а за углом – фруктовый сад.

Перелез через забор и увидел дорогу. Затем, он представил, как этот огромный шар вращается в пустоте вокруг звезды. А звёзды собираются в галактики.

Вернувшись домой, он понял, что его не поймут. Он находил общий язык со Светлячком, только когда говорил о фруктах. С Фантиком он мог общаться, только когда упоминал о машинах. С Борей – когда говорил о небе, в этот момент ещё и Рома присоединялся.

Восьмой всё время подкалывал десятого. А Творец улыбался.

Десятый стал часто проводить время на улице. Изучал её со всех сторон. Обнаружил другие дома. И наблюдал, как иногда кто-то выходил, удивляясь, что есть что-то ещё.

А затем произошло невероятное. Дома исчезли. Каменные стены, потолки просто взяли и растворились в воздухе. И все вдруг увидели окружающий мир.

Консерватор закрывал глаза и не хотел ничего видеть. Ботан увидел всё, о чём читал. Восьмой тяжело вздохнул.

Остальные начали осваивать новую жизнь. Оказывается все были правы в той или иной степени. Но полную картину видел Творец. Как ему это удавалось, никто не знал. Видимо окружающий мир тоже является неким подобием дома, за стенами которого есть что-то большее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *